У нас вы можете купить домик для кошки с доставкой на дом.
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
  

Дмитрий Антошин

Последний вход: 04.07.2012 10:07:24
Дата регистрации: 13.09.2007 18:05:18
Дмитрий Антошин Сохраняем и преумножаем сбережения
Дивиденды пирожками: У «среднего класса» инвесторов нет будущего
Завершилась пора годовых собраний акционеров. Побывав на многих из них, корреспонденты РБК daily отметили, что компании год от года все более скромно проводят эти мероприятия. Возможно, дело в том, что самих миноритарных акционеров интересует банкет, а не вопросы корпоративного управления. Есть и обратная сторона — зачем углубляться в то, на что невозможно повлиять.

Два вопроса, которые неизменно интересуют миноритариев — физических лиц Сбербанка и ВТБ: размер дивидендов и почему так много зарабатывают члены совета директоров. В этом году на собрание акционеров ВТБ в ГЦКЗ «Россия» в Лужники людей пришло значительно меньше, чем в прошлом. Зал едва заполнился на треть. Акцио­неры шутили, что если так пойдет дальше, то банк сможет сэкономить, арендуя зал покомпактнее. На состав участников повлиял обратный выкуп акций, который ВТБ провел весной.

Это изменило и атмосферу соб­ра­ния в целом — раньше акционеры в основном ругали руководство и требовали обратного выкупа бумаг, теперь высказывали какие-то предложения и по развитию банка и его участию в социальных проектах. ВТБ, как всегда, ограничился скромным фуршетом, но зато не поскупился на подарки — каждый акционер получил сумку и несколько девайсов для ноутбука. Сбербанк, напротив, в этом году решил отказаться от флешек в «наборе инвестора», за что оправдываться пришлось лично президенту банка Герману Грефу.

Флешки, сумочки, пирожки зачастую волнуют миноритарных инвесторов больше, чем повестка дня. Это в основном люди пенсионного возраста. Они получили свои бумаги в ходе приватизации 90-х годов. Ежегодное собрание для них что-то сродни клубу по интересам, возможность повидаться со старыми знакомыми и заодно перекусить. С собрания «Ростелекома» многие забирали с собой пирожки, бутерброды и пакетики чая, говоря, что предпочитают брать дивиденды «натурой».

После реформы РАО «ЕЭС» миноритарным акционерам достались мизерные доли в новых энергокомпаниях, и сейчас практически на всех собраниях компаний отрасли можно встретить одних и тех же людей. Некоторые даже договариваются, пишут друг на друга доверенности, когда не получается пойти на мероприятие, чтобы получить подарки от всех компаний. Энергетики, правда, не очень их балуют.

Но говорить, что если акционер получил бумаги даром, то он автоматически не интересуется жизнью компании, нельзя. Это зависит от отрасли. Бывшие сотрудники Сбербанка, которым достались его бумаги, прекрасно понимают, что происходит в финансовой организации.

Один из миноритариев рассказывал, как, вовремя избавившись от части своего пакета, смог заработать на дом в Болгарии. Есть и радикально настроенные акционеры. Так, «Ростелеком» в ходе собрания дал слово оппозиционно настроенному миноритарию Олегу Ашуркову, который прямо с трибуны обличал менеджмент.

Культура инвестирования в России пока не достаточно сформирована, рассуждает президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров. «У нас еще несколько лет назад слово IR (investor relations. — РБК daily) считалось ругательным», — говорит он. Сейчас уровень финансовой грамотности инвесторов растет с каждым годом, в том числе и благодаря работе служб по связям с миноритарными инвесторами в крупных компаниях. До небольших компаний эта волна еще не докатилась, отмечает г-н Александров.

«Этот в некотором роде юмористический портрет не соответствует действительности», — уверен заместитель исполнительного директора Ассоциации по защите прав инвесторов Александр Шевчук. Таких людей много, но объем уставного капитала, который им принадлежит, ничтожно мал. Те, кто может влиять на решения, осознанно участвуют в голосовании и ведут себя скромнее. Их интересует исключительно повестка дня.

Ассоциация по защите прав инвесторов координирует действия большого числа миноритарных акционеров, что позволяет влиять на управление той или иной компанией посредством консолидации голосов активных инверторов. Но работает ассоциация, как правило, с профессиональными участниками рынка, контролирующими пакет от 0,1%.

Получается, что в России не существует среднего класса инвесторов. Это либо профессиональные игроки (юридические лица), либо «бабушки и дедушки с парой-тройкой акций». Прослойка — те, кто вложил в бумаги какие-то существенные для них средства и интересуется при этом делами в компании, а не только суммой дивидендов, практически отсутствует. Разве что те, кто приобретал акции ВТБ и «Роснефти» в ходе «народного IPO». У такого «среднего класса» нет будущего с точки зрения влияния на управление — координировать их действия очень сложно, а сами по себе они ничего не могут изменить, поясняет г-н Шевчук.

Для них остается та же радость — ходить на собрание акционеров за флешками. В компаниях это хорошо понимают и все реже устраивают инвесторам праздник. «Газпром», например, даже решил подзаработать — в этом году впервые еда для акционеров на собрании продавалась. Правда, цена самого дорогого десерта — 35 руб.

Евгения Корытина


В подготовке материала участвовали Елизавета Серьгина, Елена Шестернина, Наталья Старостина, Анастасия Мишанина, Екатерина Сафонова


Источник: РБКdaily